67b0ec20

Ганина Майя Анатольевна - Тяпкин И Леша



Майя Анатольевна Ганина
Тяпкин и Леша
1
- Поговори со мной,- проныл снова Тяпкин, положив на стол подбородок.-
Мам, поговори со мной!
Не то чтобы он капризничал или собирался заплакать, я прекрасно знала,
что он может повторять эти три слова одним и тем же тоном раз пятьдесят.
Пока я не отложу свои бумаги и не начну скучным голосом что-нибудь
рассказывать. Все равно что: Тяпкину необходимо общение.
- Все-таки ты ужасно бездарный человек,- говорю я, пытаясь что-то
писать.- Когда я была в твоем возрасте, дедушка запирал меня на целый день в
комнате и уходил на работу. Ты бы целый день ревела. А я придумывала всякие
истории, разговаривала с мышкой...
- У тебя была мышка...
- Как будто была. Как будто. А когда дедушка купил мне настоящую
черепаху, она мне надоела, потому что была живая и делала не то, что я хочу.
- Купи мне какую-нибудь черепаху,- предлагает Тяпкин. Ему только три
года и два месяца, потому ему трудно понять, что такое "как будто была...".-
Или котеночка.
- Лучше сядь на крылечке и придумай, что у тебя есть белочка. Как будто
есть. Понарошке. Попытайся, и тебе сразу станет интересно. Иди, сядь на
крылечке и поговори с белочкой, поиграй. А мне надо работать, иначе у нас не
будет денег на конфеты и на платьица. Вот я напишу эту книжку, получу деньги
и куплю тебе новое шелковое платьице. Иди на крылечко.
Мы, как и большинство молодых супругов, ждали мальчика, даже пеленки и
распашонки купили голубые, как и положено для мальчика. И хотя родилась
девочка, мы зовем ее пока Тяпкин. Тяпкин - страшный модник, любит новые
красивые тряпки, правда, я их не очень-то покупаю. Пока весь гардероб у него
- одно шерстяное платье и два ситцевых. Ходит он главным образом в байковом
застиранном костюме или, когда жарко, в трусах.
- А когда ты напишешь эту книжку?
- Во всяком случае, не сегодня и не завтра. Через очень много дней. Но
я иногда буду разговаривать с тобой, если ты будешь хорошей девочкой. Иди
поговори с белочкой.
- А потом я тебе расскажу, что она сказала.
- Хорошо. Иди.
Тяпкин идет. Садится на крылечке, положив ладони на колени. Целую
минуту сидит спокойно, потом подтягивает носки, совсем уползшие в ботиночки,
поднимается с видом человека, обремененного делом, лезет по лестнице на
соседнюю террасу. Там живут Варвара Георгиевна и Иосиф Антонович, научные
работники. Варвара Георгиевна - человек добрый и к Тяпкину относится хорошо.
- Это кто пришел? - спрашивает она Тяпкина веселым, красивым, громким
голосом.
- Это я, Люба,- отвечает Тяпкин.
- А я думала, это мальчик пришел, такой совсем стриженый.
- Ничего. Еще вырастут. Густые вырастут, а то у меня жидкие были
волосы,- отмахивается Тяпкин и подбирает на подоконнике конфетные бумажки.-
Их кто ел?
- Девочки приходили в гости.
- Зачем давала? - спрашивает Тяпкин.
Такой прямой вопрос ставит Варвару Георгиевну в тупик. Она достает
кулек с конфетами и протягивает Тяпкину.
- Возьми в эту ручку и в ту. У нас много конфет, видишь, какие мы
буржуи!
Тяпкин берет конфеты в одну горсть и в другую, идет к двери. Однако
Тяпкин очень общителен и одиночества не терпит.
- Мам, поговори со мной! - Он снова кладет подбородок на стол, следит
за пером, ползающим по бумаге, потом протягивает руку и надавливает пальцем
на свеженаписанное сырое слово. Слово превращается в кляксу. Я довольно
сильно хлопаю по руке, губы Тяпкина кривятся сковородником, он делает
несколько частых глубоких вздохов, и слезы проливаются градом. Теперь Тяпкин
уйдет, я это