67b0ec20

Гансовский Север - Операция



С. ГАНСОВСКИЙ
ОПЕРАЦИЯ
В кафе было пустовато.
Мы съели закуску в молчании. Потом официантка в красном платье
принесла первое. Она поставила тарелки на стол с таким видом, будто
опасалась обжечься о его пластиковую поверхность, и тотчас удалилась,
крутя бедрами и бросив испуганный взгляд на сидевшего напротив меня лысого
субъекта. И кассирша в белом кокошнике тоже смотрела на него из-за кассы,
как на тигра.
- Боятся, - самодовольно сказал субъект, погружая ложку в суп.
- Кого? - спросил я и огляделся.
Он ухмыльнулся, как-то косо глядя в сторону.
- Вот увидите, какой будет обед. Вы еще здесь такого не ели.
На нем был потасканный сизый пиджак из того польского материала,
который удивительно празднично и хорошо выглядит все три первых дня носки.
Лысину его покрывала поросль белесого пуха, создавая вокруг головы нежное
сияние. Через темя и лоб шла длинная тоненькая полоска тускло розового
цвета, напоминающая старую царапину.
Я тоже взялся за ложку. Тут мой взгляд случайно упал на зеркало
слева, и я увидел в нем, что сзади какой-то гражданин с вытаращенными
глазами высунулся из-за портьеры, скрывающей вход во внутреннее помещение,
и с тревогой глядит на моего визави. Судя по багровой физиономии, это был
директор кафе. Он обменялся с официанткой многозначительным взглядом.
Мой сосед в сизом пиджаке тоже как-то ощутил появление вытаращенного
гражданина, хотя и не смотрел в ту сторону.
- Знают меня, - сообщил он. - Я здесь в любое кафе приду, и мне нигде
вчерашних котлет не подадут... Ну, как суп?
А суп-то был удивительный. Сверхъестественный. В первый момент я даже
себе не поверил. А после первых трех ложек другими глазами оглядел зал
кафе, с зеркалами, с портьерами на дверях и на окнах, чуть погруженный во
мрак из-за этих самых портьер. Работают же люди! При таком супе было
непонятно, почему слава о директоре не гремит по градам и весям нашей
страны, отчего не светят здесь "юпитерами" телевизионщики, почему
шеф-повар не дает интервью в "Неделе". Уникальный рисовый суп на мясном
отваре, поданный в подогретой тарелке, тающий во рту, усваивающийся тут же
внутренней поверхностью щек и языком, сразу, без промежуточных ступеней,
переходящий в энергию и хорошее настроение. Суп, запоминающийся подобно
фильму на кинофестивале.
- Поразительно! - воскликнул я. - Никогда не думал, что тут...
Субъект прервал меня, вяло махнув рукой. У него были блеклые серые
глаза и какой-то несосредоточенный взгляд.
- Что вы заказали на второе? Битки в сметане?.. Тогда я тоже
перезакажу.
Он сделал знак красному платью и заявил, что передумал насчет
бифштекса. Пусть ему принесут тоже битки. Официантка восприняла эту мысль
без энтузиазма, но и без скандала. Был даже такой оттенок, будто она
именно этого и ждала. Еще раз последовал безмолвный разговор с директором,
и красное платье удалилось на кухню.
Мой сосед склонился над супом, потом поднял голову и ухмыльнулся. Ему
явно хотелось поговорить.
- Слышали когда-нибудь об операции, сделанной доцентом Петренко? Одно
время о ней было много разговоров. Теперь это так и называется - "сечение
Петренко".
- Гм... В общих чертах, - сказал я. - Напомните.
- Дело было так, - начал он. - Весной сорок шестого года один молодой
человек гнал на трофейном мотоцикле по Садовому кольцу. В районе Колхозной
площади. Перед тем как сесть за руль, он подпил с приятелями, в голове у
него шумело. Сами знаете, как тогда было после войны. Ну и попадается ему
грузовик, у которого с задней части



Назад