67b0ec20

Гарипов Руслан - Как Убить Орнилата



ГАРИПОВ РУСЛАН
КАК УБИТЬ ОРНИЛАТА
Глава 1.
Нелепость.
  
   Старые ленивые ветки, давно не ухоженные и, видимо, никому ненужные, застлано прижимались к стене, охваченные сейчас ярким розоватым заревом. Они смотрелись так жалко на фоне молодых яблонь, которые уже распустили свои бледные цветочки и источали нежный аромат по всему скверу перед массивным старым зданием исторического музея.

Причём запах этот витал как-то совершенно однообразно, заставляя одних мучиться от аллергии, других млеть под воздействием природных чар. Это выглядело настолько несправедливо для тех, кто был вынужден сидеть взаперти за какой-нибудь работой с кипой новоявленных бумаг и тем мерзким чувством чего-то неполноценного, что вызывало потребность броситься в безумство и начать громить всё вокруг.

К счастью, из-за привычного для цветения холода не донимали насекомые своим вечным жужжанием и намерением прикоснуться к драгоценному телу. Впрочем, весенняя апатия под вечер не давала уже сосредоточиться никому.

Даже проезжавшие мимо сквера машины беспорядочно норовили “залететь” куда-нибудь для снятия напряжения. Но, увы, законы морали не позволяли уставшим человеческим умам искать раскрепощения в этих бессмысленных действиях, сдерживали прихоти и слабости где-то внутри, показывая этим степень выносливости духа.

Разве нужно было для этого ещё и прилагать какие-то усилия? Конечно, нет. Достаточно было просто совершить прогулку, подышать свежим весенним воздухом, немного помёрзнуть, почувствовать нечто особенное и забыть все свои раздумья и хлопоты.
   Ах, как бы всё это хотел воплотить в жизнь Аксель Крома, поглядывая устало в сторону окна, за которым сейчас полыхало вечернее зарево, проходившее в кабинет сквозь старые сучья. Но эта работа над последней коллекцией, прибывшей из Смоленска, не позволяла ему просто так всё бросить и идти на свежий воздух.

Нет, он явно не походил на своих коллег, которые уже давно оставили все дела и покинули мрачные стены этого здания, не боясь при этом гнева директора музея Ў Ивана Афанасьевича Родного. Уж для кого он не был загадкой, которая сегодня появлялась с радостным лицом, полным живости, а завтра истерично кричала на всех, кто бы ни попался под его руку.

Аксель, конечно, меньше всего хотел думать о нём, склонясь над серийными номерами поступившего инвентаря. Каталог с предлагаемыми экспонатами, помимо частичных описаний, содержал ещё и сопроводительные фотографии, что позволяло быстро заполнять нужную документацию.

Вот только был он в единственном экземпляре, из-за чего необходимо теперь ломать голову насчёт копий, которые можно было сделать в одном месте Ў в архивном отделе. Копии нужны были для рекламы и спонсоров, которые всегда появлялись неожиданно перед открытием выставок.

Но, к несчастью Кромы, отдел архива был уже закрыт, как и остальные кабинеты. Длинный коридор второго этажа был тёмен, однако вечернюю тишь здесь прерывал голос ругающегося Родного, который едва доносился из левого крыла, где был расположен его кабинет.

Аксель волей-неволей вслушивался в разговор, больше напоминавший ссору. Он даже немного приблизился к тому месту, где более разборчиво было разобрать слова директора.
   —Я её убью, я её из-под земли, гадюку подлую, достану!..— кричал разгорячёно Иван Афанасьевич.— Это же надо, прямо у меня под носом совершить такое дело!
   —Ты сам виноват, — ответил ему другой мужской голос.— Секретные сведения нужно хранить в более укромных местах, а не на своём рабочем месте.
   Возникла пауза, которая нескольк



Назад