67b0ec20

Гаркушев Евгений - Ничего Кроме Магии 1



Евгений ГАРКУШЕВ
НИЧЕГО, КРОМЕ МАГИИ
Анонс
Да, все на свете подчиняется Слову и нет ничего, кроме магии, хотя в так называемых Затемненных мирах об этом не догадываются. Среди таких миров - Земля. Некие Темные силы, силы вселенского Зла, пользуясь невежеством, пороками и страстями людей, планируют захватить планету.

Силы Света, естественно, допустить этого не могут. Вот так и происходит встреча журналистки Наташи, убегающей от бандитов, с магистром Ульфиусом, прибывшим на Землю для противодействия Темным силам. К ним присоединяется Сергей Лунин, друг Наташи.
Оказывается, не все подчиняется Слову и не все подвластно магии. Многое зависит от ума и отваги земного человека, не владеющего магией. Именно он и отправляется в смертельно опасный поход для вызволения далекого, незнакомого ему мира из-под власти Темных сил.
В оный день, когда над миром новым
Бог склонял лицо свое, тогда
Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города
Н. Гумилев
Часть первая
ЛЕТО
Ум надобен тем, кто далеко забрел, -
дома все тебе ведомо.
Насмешливо будут глядеть на невежду,
средь мудрых сидящего.
Старшая Эдда
Речи Высокого
Короткий, узкий переулок упирался в пустырь, окруженный потрескавшимся, полуобвалившимся, но все еще труднопреодолимым забором. Кое-где в заборе образовались дыры, но их так плотно прикрывали заросли терновника, дикой вишни и гледичии, что подобраться к ним было совершенно невозможно.

Впрочем, там, где дыр не было, буйная зеленая поросль тоже не давала подойти к бетонным плитам ограждения. Солнце играло на листьях, которые едва шевелились под слабым ветерком, гуляющим по пустырю.
Посреди пустыря возвышались горы битого кирпича, строительный мусор, покореженные и обгорелые остовы нескольких автомобилей. Повсюду блестело битое стекло. Запах здесь стоял ужасный.

Некоторые несознательные жители близлежащих домов выносили на пустырь отбросы, и под жарким летним солнцем они разлагались и гнили, распространяя вокруг зловоние.
Наташа выбежала на пустырь, задыхаясь и тщетно пытаясь вытереть с лица пот, который от быстрого бега лил с нее ручьем. Пот щипал глаза, горько-соленые капли то и дело попадали в рот. Голубая шелковая блузка Наташи пропиталась влагой насквозь, ноги в кроссовках горели огнем.

Гравий хрустел под ногами, трещали лопавшиеся стекла, на которые девушка неосторожно наступала.
“Вот ты и попалась, - подумала Наташа, оглядывая пустырь. - Сама прибежала туда, где никто тебе не поможет. Дура. На мозги надо надеяться, а не на ноги”.
Преследователи были совсем близко. Еще немного - и они покажутся из-за поворота. Может быть, пробегут мимо? Как же, надейся.

Здесь и бежать-то больше некуда. Даже если сразу не свернут в переулок, вернутся и уж пустырь-то обшарят вдоль и поперек.
Однако сдаваться все равно было нельзя. По утоптанной дорожке мимо мусорных куч Наташа пробежала в дальний угол пустыря и спряталась за ржавым остовом грузовика.

Там она скрючилась за кабиной и затаила дыхание, оглядывая забор, отгораживающий пустырь от железнодорожного полотна. Попасть бы на эту дорогу... Нет, не перелезть!
Вскоре со стороны переулка послышался звук, которого она больше всего боялась - потрескивание битого кирпича под ногами человека. Звук приближался, к нему примешивались какие-то посторонние шумы.
Не выдержав тревожного ожидания, Наташа заглянула в щель между кабиной бывшего грузовика и кузовом. По тропинке шел пожилой мужчина, толкая перед собой тачку с мусором. Самое время броситься к незнакомому дедушке, попросить его вызв



Назад