67b0ec20

Гаршин Всеволод Михайлович - Сказание О Гордом Аггее



Всеволод Михайлович Гаршин
Сказание о гордом Аггее
Жил в некоторой стране правитель; звали его Аггей. Был он славен и силен:
дал ему господь полную власть над страною; враги его боялись, друзей у него не
было, а народ во всей области жил смирно, зная силу своего правителя. И
возгордился правитель, и стал он думать, что никого нет на свете сильнее и
мудрее его. Жил он пышно; множество у него было богатства и слуг, с которыми
он никогда не говорил: считал их недостойными. С женою своею жил в ладу, но
держал и ее строго, так, что не смела она сама заговаривать, а ждала, пока не
спросит ее или не скажет ей что-нибудь муж.
Жил так Аггей один, точно на высокой башне стоял. Снизу толпы народа на
него смотрят, а он не хочет никого знать и стоит на своем низеньком помосте;
думает что одно это место его достойно: хоть одиноко, да высоко.
Пошел в праздник Аггей в церковь. Пришел он туда с женою своею в пышных
одеждах: мантии на них были златотканные, пояса с дорогими каменьями, а над
ними несли парчовый балдахин. И впереди их и сзади шли воины с мечами и
секирами и довели их до царского места, откуда им слушать службу. Вокруг них
стали начальники да чиновники. И слушал Аггей службу и думал по-своему, как
ему казалось, верно или неверно говорится в святом писании.
Начал протопоп книгу читать и дошел он до того места, где написано:
"богатые обнищают, а нищие обогатеют". Услышал Аггей такие слова и
разгневался.
- Что ты, - говорит, - поп, вздумал читать такую ложь? Не знаешь разве,
как славен я и богат? Как мне обнищать и нищему обогатеть против меня?
Протопоп же не слушал его и дальше стал читать книгу, и службу отслужил до
конца, не отвечая Аггею.
И разъярился правитель: протопопа велел заковать в кандалы и посадить в
темницу, а лист, на котором те слова были написаны, велел из книги выдрать.
Отвели протопопа в темницу и лист выдрали, а правитель Аггей пошел в свои
палаты пировать и на пиру пил, ел и веселился.
Шел за городом один юноша и увидел оленя, такого рослого и красивого, что
до тех пор и не видывал. И захотел он угодить правителю: побежал в город,
пришел в его палаты и сказал об олене слугам. Донесли о том Аггею, и приказал
он собираться на охоту.
Выехала охота в поле; увидели оленя и поскакали к нему. Стоит олень,
голову поднял, на охоту оглядывается, будто ждет чего-то. Не видал такого
зверя и сам Аггей: рослый и гладкий, морда тонкая, умная; рога как дерево
ветвистое, от конца до конца целая сажень. Шерсть гнедая, блестит, как
лощеная; ляжки белые, как снег. Скачет к нему Аггей и дивится, что не уходит
олень, а на него все смотрит большими глазами, точно сказать что-то хочет.
Подскакал Аггей, думал уж копье метнуть; повернулся зверь, взмахнул ветвистыми
рогами, прянул первым скоком на три сажени и пошел по полю; конь был у Аггея
такой, что и цены ему не было, а стал отставать. Обернулся правитель на своих
охотников, а их уже едва и видно; посмотрел вперед на оленя и видит, что зверь
пошел тише. "Ну, - думает, - догоню!" Скачет во всю конскую мочь и видит - все
ближе и ближе к нему белые ляжки оленьи мелькают. Только хотел было копье
бросить - олень обернул голову, наддал - опять Аггей далеко от него. Охоты уже
давно не видно, и скачут в чистом поле только олень да Аггей на коне.
Гонялся он за ним полдня; видит наконец, что олень к реке бежит. "Ну, -
думает, - если направо пойдет - пропал, а налево - мой!" Налево река луку
сделала, и некуда зверю было оттуда уйти: сзади охотник, спереди р



Назад