67b0ec20

Гаршин Всеволод Михайлович - То, Чего Не Было



Всеволод Михайлович Гаршин
То, чего не было
В один прекрасный июньский день, - а прекрасный он был потому, что было
двадцать восемь градусов по Реомюру, - в один прекрасный июньский день было
везде жарко, а на полянке в саду, где стояла копна недавно скошенного сена,
было еще жарче, потому что место было закрытое от ветра густым-прегустым
вишняком. Все почти спало: люди наелись и занимались послеобеденными боковыми
занятиями; птицы примолкли, даже многие насекомые попрятались от жары. О
домашних животных нечего и говорить: скот крупный и мелкий прятался под навес;
собака, вырыв себе под амбаром яму, улеглась туда и, полузакрыв глаза,
прерывисто дышала, высунув розовый язык чуть не на пол-аршина; иногда она,
очевидно от тоски, происходящей от смертельной жары, так зевала, что при этом
даже раздавался тоненький визг; свиньи, маменька с тринадцатью детками,
отправились на берег и улеглись в черную жирную грязь, причем из грязи видны
были только сопевшие и храпевшие свиные пятачки с двумя дырочками,
продолговатые, облитые грязью спины да огромные повислые уши. Одни куры, не
боясь жары, кое-как убивали время, разгребая лапами сухую землю против
кухонного крыльца, в которой, как они отлично знали, не было уже ни одного
зернышка; да и то петуху, должно быть, приходилось плохо, потому что иногда он
принимал глупый вид и во все горло кричал: "какой ска-ан-да-ал!!"
Вот мы и ушли с полянки, на которой жарче всего, а на этой-то полянке и
сидело целое общество неспавших господ. То есть сидели-то не все; старый
гнедой, например, с опасностью для своих боков от кнута кучера Антона
разгребавший копну сена, будучи лошадью, вовсе и сидеть не умел; гусеница
какой-то бабочки тоже не сидела, а скорее лежала на животе: но дело ведь не в
слове. Под вишнею собралась маленькая, но очень серьезная компания: улитка,
навозный жук, ящерица, вышеупомянутая гусеница; прискакал кузнечик. Возле
стоял и старый гнедой, прислушиваясь к их речам одним, повернутым к ним,
гнедым ухом с торчащими изнутри темно-серыми волосами; а на гнедом сидели две
мухи.
Компания вежливо, но довольно одушевленно спорила, причем, как и следует
быть, никто ни с кем не соглашался, так как каждый дорожил независимостью
своего мнения и характера.
- По-моему, - говорил навозный жук, - порядочное животное прежде всего
должно заботиться о своем потомстве. Жизнь есть труд для будущего поколения.
Тот, кто сознательно исполняет обязанности, возложенные на него природой, тот
стоит на твердой почве: он знает свое дело, и, что бы ни случилось, он не
будет в ответе. Посмотрите на меня: кто трудится больше моего? Кто целые дни
без отдыха катает такой тяжелый шар - шар, мною же столь искусно созданный из
навоза, с великой целью дать возможность вырасти новым, подобным мне, навозным
жукам? Но зато не думаю, чтобы кто-нибудь был так спокоен совестью и с чистым
сердцем мог бы сказать: "да, я сделал все, что мог и должен был сделать", как
скажу я, когда на свет явятся новые навозные жуки. Вот что значит труд!
- Поди ты, братец, с своим трудом! - сказал муравей, притащивший во время
речи навозного жука, несмотря на жару, чудовищный кусок сухого стебелька. Он
на минуту остановился, присел на четыре задние ножки, а двумя передними отер
пот со своего измученного лица. - И я ведь тружусь, и побольше твоего. Но ты
работаешь для себя или, все равно, для своих жученят; не все так счастливы...
попробовал бы ты потаскать бревна для казны, вот как я. Я и сам не знаю, что
зас



Назад