67b0ec20

Геворкян Эдуард - Прощай, Сентябрь !



Эдуард Геворкян
Прощай, сентябрь!..
Каждое утро в мое окно стучится нечто.
Здесь очень богатая фауна. Я пока не разобрался, что именно летает, а
что ползает. Живность мелкая и для меня безобидная, жуют непрестанно
трубчатые мхи и время от времени для разнообразия - друг друга.
Нечто у моего окна - желтый пушистый шар с клювом. Лежбище этих шаров я
недавно обнаружил у излучины реки. Они ворочались, закапываясь в песок,
елозили клювами по гальке и забавно покрякивали. Большие цыплята, размером
с футбольный мяч. То ли прыгают, то ли летают. Крыльев и ног не заметил.
Впрочем, не приглядывался. Биологические исследования не входят в мои
обязанности.
У меня нет обязанностей.
Сегодня триста шестьдесят пятый день моего пребывания на Багряной. Дни
недели несущественны, захочу, и будет вечный понедельник. Время года здесь
только одно - лето. Не слишком жаркое, не очень сухое, но лето, только
лето... Оранжевые восходы, фиолетовые закаты и все оттенки красного -
днем.
Заурядная кислородная планета, таких в Рубрикаторе сотни. Четвертая в
системе красного гиганта. Два материка. Орбитальных трансляторов - два.
Информационных буев - двадцать четыре. Людей - один.
Год назад и, может, в этот самый час я стоял на балконе высоко, и
прохладный ветер тянул с севера долгое: у-у-у... Будь я волком, то затянул
бы в полнолуние за ветром вслед: у-у-у...
Но тогда, как и сейчас, был день. Там, на Земле, в своей квартире, я
вспоминал, перетряхивал память до самых захламленных уголков, высчитывал
ошибки, действительные или мнимые, взращивал на хорошо унавоженной почве
сомнений дерево вариантов каждого поступка и гадал, который из них
ключевой...
И когда замигал наружный вызов, я отключил его. Через минуту он снова
замигал. Это могла быть Дина, но именно ее я не хотел сейчас видеть. И
трижды именно, если это кто-либо из Десятки. Кончилась Десятка, кончился
Учитель, попросим учителя Шамиссо отчитаться о своей бездарной
деятельности и посмотрим, что он сумеет сказать...
Сигнал непрерывно мигал, с той стороны двери усердно прорывались ко
мне. Может, по делу? Хотя какие могут быть дела у бывшего Учителя! Скорее
всего, нашлась соболезнующая душа...
Снова сигнал. Пусть мне будет хуже, решил я, и разблокировал вход.
- Итак, это вы! - сказал вместо приветствия высокий мужчина с длинными
висячими усами. - А я - Клецанда из Общественного Контроля. Вы не будете
возражать, если мы займемся вашим делом? Разумеется, найдем хорошего
Протектора, поднимем все архивы... Вы меня слышите?
Я его слышал. Для начала совсем неплохо. Новое состояние порождает
новые ситуации. Вот уже энтузиасты из ОК проявляют заботу. Ненавязчиво и
скромно.
- Если вам трудно решить сейчас, мы свяжемся позже, - продолжал
Клецанда. Он посмотрел на меня и поднялся о места. - Я хотел бы пригласить
наших экспертов, ваше дело будет прекрасным казусом для дискуссии, может,
и всеобщей...
Только этого мне не хватало! Молодцов из ОК далеко занесло, но я им в
эти дали не попутчик.
- Не могу принять вашей заботы, - ответил я гостю и тоже встал, давая
понять, что разговор окончен, - тем более что сейчас, прошу извинить, не
имею намерения принять у себя кого-либо.
Вчера я еще не мог вообразить, что буду в состоянии грубо оборвать
человека, не закончившего разговор. Но Клецанда, вместо того чтобы холодно
откланяться, только улыбнулся и после секундной заминки сказал:
- В таком случае позволю себе пригласить вас к нам. Приношу
извинения...
Он поднял руку и разжал ладо



Назад